Региональная детско-молодежная общественная организация г. Новочеркасск

«Служить, любить и не тужить»

241

«Служить, любить и не тужить» — Под таким девизом живет казак Виталий Огорельцев, член Совета ветеранов Московской области и Совета стариков Центрального казачьего войска.

 Родился он спустя два года после окончания Великой Отечественной войны. С детства его окружали мужественные герои – отец, соседи, друзья семьи, вернувшиеся с фронта. И сам он вырос решительным и храбрым. Сказалась казачья кровь от деда, уральского казака. Двадцать восемь лет жизни Виталий Ильич отдал военной службе. И годы эти были наполнены самоотверженным трудом и подвигами: по зову сердца.

— Расскажите о своем детстве, Виталий Ильич.

 — Родители мои во время войны познакомились. Мама служила в госпитале в Кинешме. Отец туда попал с тяжелым ранением, которое получил в Сталинградской битве. После семи месяцев лечения – снова на фронт. Сражался на Курской дуге и опять был тяжело ранен. Не знаю, каким образом, но мама добилась, чтобы его снова привезли на лечение в Кинешму. Она и выходила его. В 1944-м вновь ушел сражаться, а после Победы вернулся в Кинешму и женился на своей спасительнице. Там и я появился.

 — Отец много, наверное, про войну рассказывал?

 

 — В то время фронтовики про войну говорить не любили. А вот песни военные петь – это пожалуйста! Помню, мы их с папой на крылечке разучивали, года в четыре я уже имел богатый репертуар. И с удовольствием пел их, давал импровизированные концерты, стоя на стульчике у отца на работе.

 — К чему стремились в школьные годы?

Время тяжелое было, послевоенное. В семье, кроме меня еще трое детей было, а жили мы скромно. Поэтому, чтобы хоть как-то помочь родителям, окончив восьмилетку, в пятнадцать лет пошел работать. Параллельно учился в вечерней школе. С детства мечтал быть военным. Живой пример мужества и отваги перед глазами был. В 1965 году поступил в военное училище. Окончил его и по распределению попал в 331-й костромской парашютно-десантный полк.

 — Свой первый прыжок с парашютом помните?

 — Пареньком я храбрым был, да еще и спортсменом! О службе в ВДВ всегда мечтал, представлял, что это такое. Поэтому нет, страшно не было. Первый мой прыжок состоялся в январе 1969 года, все прошло благополучно. А вот на следующий день случилась трагедия. И день этот я помню, как сейчас. Приехал я прыгать. Все шло по плану: солдаты выстроились, инструкторы проверяли состояние парашютов. Вдруг вижу, впереди на взлетной полосе, самолет набирает высоту, взлетает, а затем падает на землю. Тут же нам кричат: «Не сходить с мест!».  Но я, сломя голову, побежал туда, никого не слушая. Бегу и вижу, как навстречу мне тащат окровавленных летчиков. Подбежал к самолету, а там уже солдатики снегом пламя в двигателе закидывают. Заскочил внутрь темно, прыжки-то ночные были. Ребята дверь разбили, стали десантников вытаскивать. Я уже было принялся куртку снимать, смотрю – пламя побежало. Светло стало в самолете. Сразу различил напротив солдата, а на нем уже шапка и парашют горели. Хотел другого солдатика подхватить, а мне пламя в лицо ударило, брови, шапка обгорели. Несмотря на шоковое состояние, сориентировался, соскочил с крыла, успел одного оттащить от горящего самолета метров на десять.

 — Отважный поступок! Сколько вам лет на тот момент было?

 — Лет двадцать. До сих пор события той ночи, как страшный сон в голове прокручиваются. В том самолете находились одиннадцать десантников и три члена экипажа. Четыре человека погибли. Позже за проявленное мужество и решительные действия двух человек наградили орденами Красной звезды, а мне и еще одному товарищу вручили именные часы. Это была моя первая и, пожалуй, самая памятная награда.

— Как складывалась ваша военная карьера?

 — В Костроме служил восемь лет, потом поступил в Академию тыла и транспорта в Ленинграде. За почти тридцать лет службы помотался по всему Советскому Союзу. Около пяти лет служил за границей, в Германии. Служил я в должности заместителя командира по тылу ракетной бригады. Таких бригад в Вооруженных силах СССР было всего две. В моем подчинении была рота материального обеспечения. Занимался обеспечением личного состава жильем, продовольствием, вещевым имуществом. Свободного времени практически не было. Насколько помню, домой заходил только немного поспать и восстановить силы. На тот момент у меня уже была семья и подросшие дети, младшая дочь пошла в первый класс. Из Германии направили на Западную Украину, в Ивано-Франковск. Там я прослужил семь лет, практически до увольнения. В 1993 году с семьей вернулся в Кострому. С Украины, правда, еще ездил на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

 — Расскажите об этом этапе жизни.

 — Сначала поехал по приказу, спустя три месяца после того, как страшное событие случилось. Второй раз – уже добровольцем. В общей сложности в чернобыльской зоне провел полгода. Я был начальником продовольственной службы, занимался обеспечением питания личного состава — всего порядка трех тысяч человек. Ежедневно приезжаешь на пункт, тебя обрабатывают – и вперед. Объезжал точек десять в сутки.

— Почему второй раз поехали?

 — Чувство ответственности и понимание всей серьезности ситуации. Об опасности не думалось. Радиация незаметна невооруженным глазом, потом только, когда при проверке говорят, что получено, скажем, пять минимальных доз радиации, становится немного не по себе. Но, опять же, никакой паники. На здоровье, конечно, сказалось. После второго раза по приезду сразу попал в госпиталь, начались серьезные проблемы с позвоночником. Получил третью группу инвалидности, но остался на службе.

В 1976 году с полком мне довелось лично участвовать в организации двух крупных парадов в Москве. Я, как специалист тыла, занимался обеспечением парадной одеждой. Работа очень ответственная! Ребята в коробке все как один, богатыри – под два метра ростом. Приходилось то и дело говорить при проверках внешнего вида: «А ну-ка присядьте, товарищ солдат, проверим, в порядке ли погоны?».

— После увольнения и выхода на пенсию как складывалась жизнь?

 — Как и прежде – активно! Я иначе не могу. Несколько лет работал в лицее № 20. Затем – в Центре патриотического воспитания с молодежью занимался. В 2015 году трудовую деятельность закончил и стал активно заниматься общественной работой. Сейчас – член Совета ветеранов области, председатель Совета ветеранов 331-го гвардейского полка, состою в Совете стариков Восточного ОкрКО ВКО ЦКВ, руководитель ансамбля «Казачья песня», член хора ветеранов культурного центра «Россия» и артист театральной студии «Антоновское яблоко». И, главное — являюсь кошевым атаманом Восточного ОкрКО ВКО ЦКВ.

Ничего себе, сегодня и молодой-то человек далеко не каждый так активно себя проявляет!

Это, скажу вам, в крови! Мой дед был казаком Уральского казачьего войска. Правда, узнал я это только, когда начал интересоваться историей своей семьи. В 1996 году в Костроме было организовано окружное казачье общество, я в него, разумеется, сразу вступил. В 2017 году мы выиграли областной грант на организацию ансамбля «Казачья песня». С этого момента началась история нашего коллектива.

 — Как набирали артистов?

 — Для начала нашел прекрасного художественного руководителя, заслуженного работника культуры России Валентину Ивановну Кузину. Затем уже стали подбирать состав: из поющих казаков и членов ветеранских организаций. В настоящее время у нас в ансамбле десять артистов. Репертуар солидный: строевые, походные песни, лирика. Выступаем на городских и областных мероприятиях и праздниках, в учреждениях для инвалидов и пожилых людей. Выезжаем в районы. Встречают нас всегда тепло и радушно. Кроме концертов мы еще несем просветительскую миссию: рассказываем жителям города и области о самобытной казачьей культуре, проводим мастер-классы, демонстрируем справу (казачью одежду), оружие, предметы быта. Судя по откликам, людям это интересно.

 — Какие качества, на ваш взгляд, должны объединять казаков?

Я думаю, есть основы, единые для всех казаков. Это православная вера и любовь к Родине, почитание старших, ответственность за свою семью, готовность встать на защиту страны, когда это потребуется.

 — Виталий Ильич, что сегодня делает вас счастливым?

 — Семья и друзья. Когда ты общаешься с близкими людьми и единомышленниками, появляются силы и желание жить, любить, творить, к чему-то стремиться. Для меня очень ценно собираться всей нашей большой семьей. Особенно на 23 февраля, поскольку у меня и сын, и зять — военные. Всегда надеваем форму и делаем фотографию на память. Мне недавно 74 года стукнуло. Радуюсь, когда родные люди рядом. Все остальное сейчас, пожалуй, на втором плане…

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.